Жизнь гражданского общества

Замечания к проекту закона «Об общественных объединениях»

28.11.2018

Перед уходом на летние каникулы втором чтении Парламент Абхазии принял проект Закона «Об общественных объединениях», рассмотрение которого было, вероятно, отложено еще предыдущим созывом в 2012 г. Регламент Парламента не позволяет возвращаться к рассмотренному в первом чтении законопроекту спустя столько лет. Поскольку срок доработки законопроекта после первого чтения не может превышать двух месяцев (п. 4 ст. 98), данный законопроект следует считать отклоненным, а вынесение его на второе чтение и принятие неправомерным.

Учитывая, что законопроект касается деятельности институтов гражданского общества – общественных объединений, было бы логично, чтобы парламентарии ознакомили с проектом тех, чью деятельность они собираются регламентировать по-новому.

Вне зависимости от того, будет ли учтено мое мнение, я хотел бы обратить внимание на следующее.

  1. Поскольку такие законы распространяют свое действие на институты гражданского общества – общественные объединения, государство обязано нормативно признавать наличие у них особых характеристик гражданского общества, в частности, их автономный от государства характер. Это признание должно быть выражено через закрепление свободы объединения и свободы деятельности объединений, тем более, что это следует из содержания статей 18 и 19 Конституции Абхазии. Действующий закон «Об общественных объединениях, политических партиях и движениях», принятый 27 августа 1991 года, (обратите внимание на его некорректное наименование) в этом смысле не отступает от Конституции Абхазии, т. к. содержит и конкретизирует эти свободы: а) граждане Республики Абхазия имеют право без какого-либо предварительного разрешения государственных органов создавать общественные объединения, политические партии и движения; б) общественные объединения свободны в определении целей, задач и принципов своей деятельности, системы своих органов, форм и методов работы (ч. 1 ст. 2).
  2. Признавая свободу деятельности объединений граждан, государство не может навязывать общественным объединениям цели деятельности, неадекватные их роли в демократическом обществе. Приведенные в законопроекте цели деятельности, похоже, заимствованы из содержания ст. 3 закона СССР «Об общественных объединениях» (1990 г.). Разница лишь в том, что из нее убрали защиту гражданских и политических прав. Законодательство не должно идти по пути детальной конкретизации целей и направлений деятельности общественных объединений (основные аргументы в пользу такого подхода приведены в п. 1 данных замечаний). Безусловно, сфера деятельности общественных объединений не может быть безграничной. Поэтому следует уточнить, что общественные объединения, за исключением политических партий, не могут преследовать политических целей.
  3. В законопроекте нет гарантий деятельности незарегистрированных объединений. Это является ограничением права на объединение. Действующий же закон признает право граждан создавать общественные объединения без какого-либо предварительного разрешения государственных органов (ч. 2 ст. 2).
  4. В законопроекте неверно используется понятие «общественное объединение». Надо пояснить, что согласно теории конституционного и гражданского права, общественное объединение не является самостоятельной организационно-правовой формой. Это «подвид» некоммерческих организаций, охватывающий такие организационно-правовые формы как политические партии, общественные движения, общественные организации, а также другие возможные формы объединений граждан общественной направленности. В форме общественного объединения как такового юридическое лицо зарегистрировано быть не может. Принятый в такой редакции Закон внесет сумбур в гражданское законодательство.
  5. В законопроекте отсутствуют положения об организационно-правовых формах общественных объединений, таких как политические партии, общественные движения, общественные организации и др. Получается, что на деле законопроект упраздняет именно последние две формы (политическим партиям посвящен специальный закон). Принятый в такой редакции, Закон не может быть признан полноценным инструментом регулирования правового статуса общественных объединений.
  6. В законопроекте есть синтаксические ошибки, искажающие смысл его положений (см. например, ч. 1 ст. 5).
  7. Ответственность общественных объединений ставит общественные объединения в зависимость от государственного контроля. За совершение действий, выходящих за пределы целей и задач общественных объединений, определенных их уставом, деятельность объединений может быть приостановлена по решению суда на основании представлений прокуратуры, органов внутренних и отдельных граждан (ст. 20 законопроекта). Уставные цели и задачи объединений должны соответствовать ограниченному перечню целей деятельности, указанному в ч. 1 ст. 5 законопроекта. Это положение дает необоснованно широкие дискреционные полномочия органам власти. В действующей редакции Закона есть похожая норма о государственном контроле (ст. 17), однако с учетом широкой свободы деятельности объединений, она не представляет угрозы для объединений. В законопроекте упоминается некий «установленный» срок для устранения нарушений. Его продолжительность в законопроекте не определена, т. е. может быть любым. Если объединения не устранят нарушения в «установленный» срок, они подлежат ликвидации.
  8. Содержание законопроекта позволяет сделать вывод о том, что видимых оснований в пользу пересмотра действующей редакции Закона нет. Никаких преимуществ перед действующим Законом у него нет.
  9. Самое главное. По сравнению с действующим законом 1991 г. «Об общественных объединениях, политических партиях и движениях» данный проект – это откат назад. Согласно ст. 35 Конституции ни один закон, отменяющий или умаляющий права и свободы человека, не должен быть принят или издан в Республике Абхазия. В данном случае налицо все признаки умаления (ограничения) права на объединения. Поэтому в такой редакции закон принимать не следует.

Текст: Саид Гезердава

  • Facebook
  • Вконтакте