Новости

Мы проходим испытание ответственностью

26.04.2021

Гунда Джения, врач

Мы проходим испытание ответственностью

Пандемия стала событием, которое вышло за рамки привычного образа жизни и отдалила нас друг от друга. Все мы - и власти, и народ, проходим тяжелое и болезненное испытание ответственностью.

К тому, что наша медицина не готова полноценно функционировать в стандартных ситуациях, нам известно последние почти тридцать лет, а пандемия лишь сделала очевидным наличие в системе здравоохранения Абхазии глубоких застойных проблем и отсутствие модернизации. Конечно, «мутная вода», какой мне представляется наша медицина, всколыхнулась, оказавшись лицом к лицу с глобальным вызовом, и, чиновникам от медицины - этаким «битым калачам», пришлось публично и оперативно на него реагировать. И хотя, в начале пандемии ситуация была непредсказуемой, но было ощущение мобилизованности власти и ее взаимодействия с населением. Существенная поддержка бизнес-сообщества и международных организаций, действия властей по введению карантинных мер вселяли надежду, что у власти есть оперативный план действий. И у населения, в своем большинстве, на мой взгляд, было понимание необходимости введения ограничительных мер, и воспринимались эти меры как забота об их здоровье и жизни. Но в какой-то момент власти потеряли контроль над ситуацией или решили пустить все на самотек. Похоже, это решение былостратегически неверным.

Пандемия не закончилась и сейчас опять набирает обороты. Действие властей стало большепохоже на пассивное наблюдение. Как долго затянется поиск компромисса между сохранением жизней и спасением экономики – непонятно. Да, немного изменилась эмоциональная окраска ситуации, приобретен опыт социального взаимодействия в новых условия, но это наши личные, порой очень горькие достижения.

В январе 2020 года, представители гражданского общества и медики обратились к руководству страны с призывом продлить карантинные меры и ужесточить контроль за их соблюдением. Особое внимание было уделено контролю за соблюдением ограничительных мер, и даже были обозначены структуры, которые могли бы его обеспечить. Но карантинные меры были продлены, видимо, для «отвода глаз», и носили, как оказалось, чисто декларативный характер. Реальный управляющий орган - оперативный штабпо борьбе с коронавирусом, ограничил свою деятельность ежедневной информацией рекомендательного характера. Это больше похоже на отчет внештатных сотрудников министерства. А ведь именно оперативный штаб несетответственность за организацию помощи и располагает полнотой властных полномочий.

Правильнее было бы за нарушения ввести штрафные санкции и уголовную ответственность, как в чрезвычайной ситуации. К примеру, в России, наряду с послаблением мер, произошли изменения в уголовном законодательстве в связи с пандемией.Теперь действует уголовная ответственность за преступления, связанные с нарушением мер по противодействию распространения инфекции – в частности, введено уголовное наказание за распространение заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности, а также ложной общественно-значимой информации.

Сейчас мы не можем сказать, что застигнуты врасплох. Уже должен быть хотя бы краткосрочный анализ ситуации. Существуют статьи, монографии, посвященные законам и ограничениям, действующим во время чрезвычайной ситуации в медицине – бесценная информация для тех, кто объявляет карантин. Эта информация важна для людей, которые должны будут жить в условиях изоляции и ограничений. Они должны знать, что угроза штрафных санкций - это не ужесточение власти и усиление контроля над человеком со стороны государства, а меры, основанные наморальном принципе - забота о жизни и здоровьесвоих граждан. Власть не может обещатьгражданам никаких социальных гарантий, потому как реально нет ресурсов, но это не отменяетответственности за жизни и здоровье людей.

Вместе с тем, чтобы люди доверяли действиям властей они должны быть достаточно информированы. Массовая санитарная пропаганда очень важный элемент в комплексе профилактических мер. К примеру, такая простая, но важная информация как: в какие места можно ходить и не заразиться коронавирусом, а какие лучше не посещать даже в масках; как проживать с группами риска; как восстанавливаться после ковида. Информация такого рода должна звучать постоянно, в режиме реального времени.

Данные Минздрава о количестве заболевших, умерших, вылечившихся не соответствуют действительности, никто не учитывает число больных, умерших за пределами Абхазии. Сколько людей перенесли ковид дома и не обратились в учреждения, можно только предполагать. Поэтому истинной картины масштабов пандемии мы не знаем.

Неизвестна нам и стратегия государства по борьбе с Cоvid-19, хотя очевидно, что у нас целый ряд благоприятных факторов, которые могли бы снизить риски, связанные с пандемией. Это ибольшой временной ресурс, и низкая плотность населения, и отсутствие больших миграционных потоков и скученности людей в транспортной инфраструктуре, и отсутствие крупныхпроизводств. Кроме того, уже был накоплен определенный опыт другими странами.

Сейчас, все силы направлены на больных, проходящих лечение в условиях стационара. Это немалые средства для страны с таким ограниченным экономическим потенциалом. Мне думается, что не очень оправданная практика - делать выбор в пользу дорогостоящего лечения,вместо выбора в пользу малозатратныхпрофилактических мер.

Если в начале пандемии теория коллективного иммунитета могла иметь под собой основания, то теперь известно, что болезнь не оставляет после себя надежную иммунную защиту, как и вакцинация. Кроме того, анализ приобретенного опыта уже и в нашей стране показал, что даже бессимптомное и легкое течение болезни могут давать грозные осложнения. И с этими проблемами люди будут бороться в одиночку, кто как сможет.

Конечно, пандемия — это историческое событие в медицине. И именно медики, непосредственные участники борьбы с пандемией, испытали колоссальную физическую и психическую нагрузку. И кто, как не они, знают о проблемах, возникших на всех этапах борьбы с вирусом. Знаю, что были попытки со стороны отдельных медиков привлечь внимание властей к острым проблемам. Но власти не проявили готовность адекватно реагировать на критику со стороны медиков. Это и понятно, любое недовольство медиков - удар по системе. Ни одна проблема, связанная с организацией борьбы с ковидом не обсуждалась открыто медицинским сообществом. Все это, конечно, сводит на нет координацию усилий и мобилизацию ресурсов, как этого требует экстремальная ситуация.

Пандемия в ее нынешнем масштабе стала суровым испытанием и опытом. Многие поняли,что медицина - это не только пластическая хирургия и стоматология. Надо обязательно проанализировать приобретенный опыт, основываясь на широком фактическом материале идостоверной информации, с привлечением прогрессивных и опытных медиков. Необходимо использовать все доступные ресурсы, выявить особо важные активы, которые необходимы в каждом учреждении. Санитарно-эпидемиологическая служба, медицинская помощь и социальная защита должны функционировать в тесном взаимодействии. Было бы целесообразно вернуться к практике, когда службы были представлены главными штатными специалистами,и действовала бы система личной ответственности. В нашей ситуации (как резервный ресурс) было бы целесообразно создать амбулаторный центр в качестве пространства для дополнительных койко-мест. Отработать механизм перераспределения врачей, жизненно важного оборудования или материала в те места, где они будет больше всего нужны.

Учитывая, в каком крайне уязвимом состоянии находится наша медицина, и коррупционная составляющая здесь не на самом последнем месте, нужна открытая и постепенная модернизация всей системы. Наверное, это очень сложный и длительный процесс. Медицина во всем мире оказалась далека от совершенства, но она находится в развитии. Проводя реформу, стоит посмотреть, через какие процессы прошли другие страны, что и почему у них работает или наоборот - не работает. Ведь их отдельные проблемы и потребности могут совпадать с нашими.

Конечно, в этой ситуации, требуется общественный запрос. У нас же люди пассивно ждут изменений и покорно, на последние деньги едут лечиться, обследоваться, долечиваться в Россию или Грузию.

Может быть, учитывая наши климатические условия, следует создать приоритетный национальный проект на базе медицинского туризма и развить до уровня лидерства какую-нибудь отрасль медицины. Такой опыт в мировой медицинской практике есть. А на доходы от этой отрасли постепенно восстанавливать систему цепочки обслуживания пациентов - от профилактики до полноценного лечения.

  • Facebook
  • Вконтакте