Новости

COVID-19: воздействие на традиционные институты – проблемы и возможности

24.03.2021

Автор статьи: Квеквескири Ирина


В течение прошедшего года ситуация с COVID-19 по понятным причинам была одной из самых обсуждаемых тем. Профилактические меры против пандемии провозглашены как приоритетные задачивысшего руководства страны. Разработаны и утверждены несколько правительственных документов, отражающих конкретные меры по стабилизации и противодействиюраспространению инфекции. Экономика несет большие потери, но нет ничего ценнее жизни.

Ковид резко обострил многие проблемы нашего общества, которые до кризиса, возможно, были не столь обнажены и однозначны. Но при таком системном многообразии и сложности интервенции ковида в нашу жизнь, понятно, что не могло быть иначе.

В предлагаемой статье хочется остановиться на одной очень важной стороне нашей жизни за этот год – о характере отношения общества к людям пожилого возраста во время ковидного кризиса в контексте изменения традиционных ценностей. На мой взгляд, вопрос заслуживает отдельного внимания.

Однозначно, автор не претендует на углубленное социологическое исследованиевопроса, однако опыт жизни и собственные наблюдения в течение всего ковидного года позволяют поделиться некоторыми мыслями.

Согласимся с тезисом, что «COVID-19 резко выделил и зафиксировал людей пожилого возраста как «группу риска», по отношению к которойпотребовались «специальные действия и специальная политика».

В этой связи нужно обозначить некоторые факты, проявившиеся в ковидном кризисе в нашем обществе: первый очевидный факт - высокаясмертность среди пожилых людей; второй – стигматизация (дискриминация) людей пожилого возраста.

Высокую смертность пожилых людей, опять-таки, по официальной статистике (даже, если есть сомнения в ее объективности), можно объяснить критической нагрузкой на систему здравоохранения и социальных служб, впрочем, как и во всем мире с аналогичной ковидной ситуацией.

Не так очевидна связь ковида с кризисом ценностей традиционных институтов. Как известно важнейшей особенностью социального жизнеобеспечения и устройства Абхазии является традиционный тип отношений, в котором забота о старших как о наиболее уязвимой части обществаявляется ответственностью и обязанностью и ближайшего родственного круга людей, и всегообщества.

Однако ситуация с Ковид-19 продемонстрировала, что причины высокой смертности среди пожилых следует рассматривать не только через призму проблемы качестваздравоохранения или неэффективности социальных служб. Конечно, многие пожилые люди в Абхазии в период пандемии окружены вниманием и заботой со стороны близких людей. Благотворительные организации с помощью волонтеров организовывают поддержку одиноким и малоимущим. Одновременно мы наблюдаем, какмногие, особенно молодые люди, не выдерживают длительной социальной изоляции. В частности, они не следуют предписаниям о самоизоляции и социальном дистанцировании, о ношении масок в местах скопления людей и пр. Более того, в течение ковидного времени семьи играют пышные свадьбы с традиционным массовым застольем. Мы также наблюдаем, что ритуальные мероприятия, поминки бывают многолюдными, только в отдельных случаях родственники, проявляя высокую социальную и гражданскую ответственность,просят людей оставаться дома. Нарушение рекомендуемых ограничений подвергает пожилых людей высокому риску инфицирования COVID-19. Вряд ли, это свидетельствует о проявлении заботы и ответственности по отношению к пожилым людям. Можно сказать, что сама суть трепетного отношения и взаимоуважения между поколениями, остававшаяся долгое время неизменной и сохранявшая на долгие времена сущность нашего общества, тоже трансформируется.

Можно поставить мои выводы под сомнение, поскольку, традиционные межпоколенческие связи все еще крепки. Однако ситуация с ковидом все же ставит серьезные вопросы.

Кризис проявляется в различных формах - например, через отсутствие социальной ответственности и ослабление регулятора социального поведения. Думаю, при более глубоком социологическом исследовании вопроса, мы получим более серьезную социальную репрезентацию проблемы.

Есть и другой аспект проблемы. Безусловно,меры социального дистанцирования приняты для обеспечения безопасности людей. Однако эти меры не предусматривали механизма смягчения техвызовов, с которыми столкнулись пожилые люди на практике. Например, активное использование онлайн формата усилило профессиональную дискриминацию пожилых людей. Здесь, к сожалению, нам приходится говорить о дискриминации по признаку возраста и о вытеснении пожилых людей из профессиональных сообществ. Взрослое население не являются активными пользователями цифровых технологий (здесь речь не идет об элементарных навыках пользователя соцсетей). Это критично проявилось в педагогическом сообществе, когда школы начали работать «на удалёнке». В итоге, возрастные учителя не смогли функционально подключиться к процессу онлайн-обучения.

Аналогичная ситуация складывается и в других профессиональных сообществах. Многие пожилые люди имеют ограниченный доступ к цифровым технологиям и не обладают необходимыми навыками для их полноценного использования. К сожалению, у нас нет статистики относительно количества пожилых людей, имеющих доступ к интернету и владеющих навыками пользователя.

Профнепригодность в цифровую эпоху в период Ковида — это не только проблема длявозрастных людей отдельного профессионального сообщества. Кризис несет более серьезные последствия для нашего общества, он может оказать воздействие на общественное восприятиепожилых людей и их статуса в социуме.

Уже сегодня активно обсуждаются изменения на рынке труда после ковида. Возможно, в нашем государстве эти изменения еще не столь очевидны. Однако намечаются определенные тенденции. Перед цифровыми технологиями «сдались без боя» все неприступные крепости, тем более, уязвимые. Мы сегодня живем в совершенно другом мире, с другим историческим дизайном и на другой цифровой матрице. Если раньше старшее поколение во всем обладало привилегированнымположением в семье и обществе с присущим их возрастному статусу отношением, то сегодня с утерей этого статуса и влияния возрастных групп происходит кризис традиционных институтов. Собственного говоря, это не кризис отдельно взятого индивидуума, это уже вопрос проблемы самоопределения самого социума. В моем понимании, это кризис идентичности.

Слабая востребованность пожилых людей в профессиональной сфере будет воздействовать не только на экономическое благосостояние пожилых людей, но и на их психоэмоциональное состояние и социальное положение, а в более широком контексте, на традиционные отношения, что со временем приведет к серьезному кризисуидентичности самого общества. Например,допускаю, что отдельно взятый пожилой человек в период ковида не почувствовал кризис личной идентичности, связанный с удалением пожилых людей из профессиональной сферы, объясняя ситуацию как временное вынужденное явление. Но когда у окружающих притупляются эмоции, нетсопереживания и сострадания к пожилым людям в ковидном кризисе, то это начало распадатрадиционных отношений, находившихся в основе прежнего социума.

С появлением современных цифровых возможностей, новых форм жизненного уклада, которые очень легко и естественно восприняты молодыми в силу их мобильности и гибкости, традиционные институты как ресурсы влиянияослабевают. Даже внутри семьи замечается межпоколенческий разрыв. Нельзя, конечно,говорить, что традиционные институты полностью игнорируются в обществе. Но признается потеря их абсолютности и непререкаемости, в какой-то степени, даже их релевантности.

Я не утверждаю, что именно ковидный кризис стал триггером серьезных процессов трансформации институтов традиционных отношений. Здесь мы имеем глубинные изменениякак самого государства, так и общества, которые начались уже давно и постепенно приводят нас к кризису социальной и культурной идентичности. Пандемия лишь добавила новые проблемы.

К сожалению, в силу слабой развитости отечественной социологической науки, проблема характера взаимодействия и взаимовлияния современных процессов и традиционных институтов не является серьезной исследовательской повесткой. Проблема являетсяактуальной. Мы наблюдаем трансформацию практически всех традиционных ценностныхинститутов общества, которые попали в новую ситуацию, в новое измерение. Мы начали распадаться на разные идентичности (макроидентичности) на личностном уровне, на традиционно ценностном уровне, на социально-культурном и государственно-правовом уровне.

Важно понимать, что включенность и вовлеченность людей разных возрастных категорийкрайне важны для здоровой атмосферы самого общества и сохранения единства. Поэтому роль традиционных отношений необходимо оценивать не с точки зрения их релевантности, а с точки зрения возрождения и осмысления их возможностей и влияния на общество. При этом мы понимаем, что в цифровой эпохе традиционныеинституты тоже будут трансформироваться.

В конечном итоге для нас как для общества важно найти ответы на вопросы: какие перемены происходят с нами в плоскости идентичности? Какие перемены существенно повлияют на традиционные институты, в целом, на традиционную культуру и межпоколенческиеотношения?

Резкие социальные потрясения, такие, какковид, продемонстрировали уязвимость нашего общества с разных точек зрения. Сама по себе адаптация к ковидному кризису не могла стать стимулом к формированию новой социально-культурной идентичности, не тот случай. Но ситуация заставляет задуматься о необходимости изучения происходящих структурных изменений и восстановления релевантности традиционных ценностей с учетом инноваций в цифровую эпоху.

  • Facebook
  • Вконтакте