Новости

Асида Бутба: СКЛАД должен быть синтетическим местом, в котором разные группы и разные интересы могут найти себя

22.12.2018

Беседовал: Саид Гезердава



Могли бы Вы охарактеризовать миссию культурной площадки СКЛАД? Какие идеи определяют ее содержание?

СКЛАД – площадка для искусства, образования и международного обмена. Все, что мы (участники площадки «СКЛАД» – прим. редакции)делаем так или иначе вписывается в эти три составляющие. Практически вот сейчас мы выпускаем ролик к нашей урбанистической программе, в которой Ксюша Багапш говорит о постиндустриальном городе, что в нем важно производство эмоций. Культура из некой вишенки на торте становится основополагающей ценностью в постиндустриальном обществе. Говорить о каком-то манифесте СКЛАДа сейчас я не могу, у нас его попросту нет. СКЛАД появился органически, это целиком наша инициатива, поэтому идейное содержание и манифест появятся тоже органически, с нашей потребностью в этом. Мы делаем разные вещи, которые соответствуют той миссии, о которой я сказала ранее, демонстрируем проекты, которые не вписываются в другие площадки города. Считаем, что у нас не должно быть очень четкой специализации, мы должны быть синтетическим местом, в котором разные группы и разные интересы могут найти себя. Нам важна именно синергия различных элементов.










Как Вы думаете, может ли современное искусство формировать городскую культуру в Абхазии?

Современное искусство само по себе – нет. Но оно очень хорошо для обмена и для эксперимента, тестирования идей. Вообще «современное искусство» безумно разное. У разных площадок и разных художников совершенно разные интересы. Оно может простираться от очень непонятных широкой публике вещей-в-себе до игровых партисипаторных практик*, цель которых быть веселыми и понятными. Современное искусство прежде всего очень мобильно в качестве идеи, демократично в реализации, не требует больших бюджетов (ну или можно тратить сколько угодно мало или сколько угодно много в зависимости от возможностей), на его основе легко строить связи и обмен. Чем, собственно, мы и занимаемся. Все, что мы как площадка сегодня делаем в «современном искусстве» – в общем-то, очень попсовое. Нам важно, чтобы зрители могли найти контакт с тем, что мы делаем. То, что для нас ценно, это то, что современное искусство действительно быстро реагирует на актуальные истории, там много экспериментов, много возможностей увидеть различные, в том числе социальные идеи в действии. Опять же, наша площадка здесь даже не прикоснулась пока к настоящим возможностям. Для этого нам нужно расти и развиваться дальше.




Насколько легко или сложно существовать такому проекту и инициативам в абхазском контексте?

С одной стороны сложно, а с другой – легко. Легко, потому что здесь люди помогают друг другу, здесь взаимопомощь на очень высоком уровне. Если люди понимают, что мы делаем, то, в целом, с ними легко взаимодействовать. Ну и потом мы редко чего-либо просим. С другой стороны, сложно – потому что часть фондов, которые работают в других местах в мире, в Абхазии не работают. До недавнего времени все международные программы работали только в теме урегулирования конфликта, а государство в сфере культуры поддерживает исключительно государственные площадки. Ну, значит, пока так. В целом наши сложности сегодня касаются того, что хочется работать на другом уровне, а ресурсов для этого пока нет.




Какая аудитория проявляет интерес к проектам СКЛАДа?

По сути, средний посетитель СКЛАДа – это активный образованный горожанин/горожанка возрастом около 30 лет. Мы не являемся молодежной площадкой как таковой. Прежде всего мы ориентируемся на публику уже с каким-то багажом опыта и знаний.

Какое место в вашей деятельности занимают гражданские высказывания, манифесты?

Сложный вопрос. Наверное, меньшее место, чем хотелось бы в будущем. Тем не менее наше само существование, горизонтальная структура и независимость – это уже является некой позицией. Я думаю, также видно наше стремление поднимать актуальные темы (наш городской форум Среда Обитания, лекции про феминизм и т.д.), но хочется больше гораздо такого. Но опять же – мы не формируем весь контент площадки и не должны его формировать. Контент появляется от художников, спикеров и иных людей, которые делают свои проекты у нас на площадке. Мы можем позвать определенных людей, предложить им что-то, но это должно прежде всего их волновать. Мы не вправе требовать чего-то, чего пока нет в окружающем пространстве. Как куратор, например, я не могу заставить художников сделать какую-то остросоциальную штуку, даже если мне очень хочется. У каждого художника есть своя практика, которую я уважаю. Я как куратор могу оформить или придать новые смыслы тому, что уже так или иначе существует, может быть задать вектор, но не больше.




Как Вы считаете, отличает ли гражданскую активность, которую Вы можете наблюдать у нас, творческий подход? Нужен ли он?

Нет, не отличает творческий подход. Думаю, сегодня творчество и гражданская активность – это какие-то довольно разделенные процессы. На самом деле, их нужно сращивать. Творчество придаст гражданской активности вкус, цвет, запах. Это необходимо, чтобы эмоционально вовлекать людей, воздействовать на умы.

*Партисипаторные практики – различные способы взаимодействия с объектами современного искусства.

  • Facebook
  • Вконтакте